Поиск по сайту
Михаил Серёгин — отличный гандболист. Выигрывал и чемпионат СССР, и чемпионат России, и за рубежом много поиграл. Чего только не повидал. При этом всегда точно знал: рано или поздно станет тренером. Так оно и вышло. Другое дело, что большую часть четвертьвековой тренерской карьеры он провёл в роли ассистента. Исключение — 2014-2017 годы, когда Михаил Алексеевич был главным в "Астраханочке".

Остальное время он работал вторым и в клубах, и в сборной. Причём даже с самим Евгением Трефиловым. Больше того, до последнего помогал ему готовить команду к Рио-2016. Так что Серёгин в какой-то степени тренер — олимпийский чемпион. Хотя сам Михаил Алексеевич, когда услышал такое, засмущался. "Ой, это вы загнули. Слишком громко звучит".

Сейчас он — ассистент в звенигородской "Звезде".

— Как началась ваша тренерская карьера?

— Ещё в Швейцарии, в "Йеллоу Винтертур", я стал играющим помощником тренера. Клуб был небогатый, поэтому такое воспринималось нормально. Так, главным тренером был менеджер. Это продолжалось с 1997 по 2001 год. Следующий этап карьеры — Италия. Работал с юниорами.

— Потом Россия?

— Да. Если честно, хотел взять пацанов. Но то мест не было, то ставок. В какой-то момент пригласил Эдуард Борисов — директор клуба "Вешняки". Предложил стать помощником Артура Ратианидзе. Работал там. Потом был начальником команды в юниорской сборной. После этого плотно помогал в сборной Вячеславу Кириленко и Евгению Трефилову.

— Трефилов сам вас позвал?

— Ну да. Тогда был очень сложный для всех период. В том числе и для него. После его звонка взял время подумать с вечера до утра. Но старшие товарищи быстро одёрнули меня, сказали, что после таких предложений не размышляют. В итоге работал с Евгением Васильевичем вплоть до Рио-2016. И даже немного после.

— Со стороны может показаться, что это очень сложно. Для Трефилова же нет авторитетов.

— Удивитесь, но с ним ничуть не тяжелее, чем с другими. Буду не оригинален, если скажу, что на площадке и вне её Евгений Васильевич — два разных человека. Разве что ему нужно чуть больше времени, чем остальным, чтобы отойти от игры. Слишком переживает! Но трудностей в работе с ним я не испытывал никаких.

При этом в помощниках он действительно не особенно нуждается. Тренировочный процесс ведёт сам, игры — тем более. Чтобы он услышал подсказку и начал твоему мнению доверять — нужно постараться, заслужить это. Любая ошибка, будь это несвоевременная замена или не в тот момент взятый тайм-аут, может стать ключевой. А у него самого огромный опыт. Но мы сработались и спустя какое-то время хорошо понимали друг друга.

— Бывали моменты в карьере, когда главный тренер делал какие-то шаги, а вы были уверены: не прав?

— Конечно! Но я не говорил об этом, потому что на мостике всегда — только один человек. Мы можем пообщаться об ошибках потом, но никак не вовремя игры или тренировочного процесса. Ведь за результат отвечает именно главный тренер. Не согласен с чем-то? Обсудите потом за чашкой чая. Это будет честно.

— Объясните.

— Иначе идёт дисбаланс. Ты можешь начать спорить и даже завалить его аргументами при всех, но это будет то, что я называю дешёвым авторитетом. Который не поможет ни тебе, ни команде. У неё должен быть один хозяин.

— По личному опыту: тренеры за чашкой чая готовы признавать свои ошибки?

— Прислушиваются — точно. Когда атмосфера спокойная и расслабленная, вокруг все свои — почему нет? Когда я был главным в Астрахани, убедился, насколько важно мнение со стороны. Пусть даже иногда оно бывает для тебя неприятным. Но для любого тренера только на пользу, если есть помощники, которые откровенно могут сказать всё в глаза. Такое дорогого стоит. Да и не только гандбола это касается. Так же и с друзьями.

— Стать хорошим вторым тренером сможет не каждый? Ведь для этого нужно уметь управляться со своим эго.

— Всё зависит от человека. Если соглашаешься на роль второго – нужно быть готовым к этой работе. Когда идут подсидеть главного, поверьте, это видно. И видно очень хорошо. Долго такие люди в командах не задерживаются. Они делают себе тот самый дешёвый авторитет, о котором я уже говорил.

Даже если главный тренер не прав, публично говорить об этом ты не имеешь права. Как и вставать на сторону игрока в случае недопониманий. Иначе команда быстро разлетится на группировки, начнутся анархия и хаос. А без дисциплины точно будет провал. Поэтому, если не готов быть вторым тренером, даже не пытайся.

— У вас был опыт работы в олимпийской сборной, три года вы были главным в "Астраханочке". Теперь — снова второй в "Звезде". Не тяжело ли было психологически соглашаться?

— Когда принимаешь предложение от клуба, обо всём договариваешься на берегу. Нужно чётко представлять свою роль, быть готовым к ней. И многое зависит от главного тренера. Есть такие, кому помощник вообще не нужен. Можно сколько угодно наблюдать, подсказывать, предлагать — и всё впустую. А есть такие, кто, наоборот, прислушивается, открыт к мнению со стороны. Это не значит, что они всегда соглашаются. Отнюдь. Но в спорах вы приходите к общему решению. И это — интересная работа.

— Не секрет, что в классной команде должны сложиться все паззлы: руководство, главный тренер, помощники, медперсонал. Но в случае побед вспоминают только главного. Есть ли в этом несправедливость?

— Вы говорите про амбиции, но ведь когда зовут на эту должность, нужно понимать, что задача: помогать. Так какие могут быть проблемы?

И надо отдавать отчет, что главный тренер может быть как героем, так и антигероем. Он несёт ответственность за результат. А нас, тех, кто ему помогает, я в шутку называю помойщиками. От слова помощники. Мы помогаем. Все, включая высшее руководство. По крайней мере — я вижу картину так. А славы хватит на всех.

Да и вспомните поговорку: "Побеждает команда, проигрывает тренер". В случае успеха все лавры достаются игрокам. На второй день вспоминают тренера. А остальных, если вообще где-то вспомнят, уже хорошо.

— Есть аксиома, что как любой солдат мечтает стать генералом, так и любой тренер мечтает возглавить национальную сборную. Это так?

— Абсолютно верное высказывание. Как для спортсмена, так и для тренера национальная сборная — венец карьеры. В моём окружении все к этому стремятся. Потому что работа в клубе, даже на уровне Лиги чемпионов, это одно, а чемпионаты Европы, мира и тем более Олимпийские игры — совсем другое.

Но желание желанием, а ноша эта — очень тяжёлая. Не просто так самая распространенная проблема среди тренеров — сердце. Здоровья приходится отдавать очень много. Причём не только после поражений, но и после побед. Многие ведь не спят после игр — эмоции, адреналин. А утром — тренировка. И будь добр выйти свеженьким. И так — целый год.

В этом смысле, кстати, второму тренеру куда проще, чем главному…

Автор: Владимир Иванов (Быстрый Центр)

2005 - 2022 Гандбольный клуб "Звезда"